Zевс



Автор: Игорь Савельев


Короткое описание книги

Главный герой романа Кирилл – молодой инженер авиации – вынужден постоянно задавать себе вопрос: кто он? Почти античный герой, «повелитель молний», как его уже начинают называть, молодой гений – продолжатель традиций Туполева и Королева – или лузер по меркам современной Москвы и России?.

.

Любящий и заботливый муж своей беременной жены – или человек без сердца и совести?.

.

Служитель великого дела – или бездельник из умирающей советской конторы?


Цитаты из книги:
Вглядываясь в своё отражение, бледное, непрорисованное, поверх которого шли буквы: «Не прислоняться» – и царапинами киноплёнки бежал тоннель, Кирилл подумал, что больше всего его пугает… пожалуй… неопределённость.

Он терялся, когда что-то начинало идти по сценарию, будто написанному кем-то другим, и с ним начинали играть, как с мышью, которая ещё не видит кошку.



Ему было однажды как-то… неприятно, когда он заметил вдруг через стекло, как в тесной и низкой – раздолбанной «хонде» мохнатое колено оператора почти касается тонкой яниной ноги.

Захотелось даже ткнуть в окно и сказать: «Э, мамонт, тарантайку пошире купи… И шорты пошире тоже».

(Это ему показалось, что он разглядел даже болт, и всё это – с кромки бордюра.

) Но любому, кто раньше сказал бы, что Яна может ему изменить, он рассмеялся бы в лицо.



Товарищи, основная концепция по гашению звукового удара проектируемого Ту-444, предлагаемая сегодня, никуда не годится,*– хотел заявить он.

Игнорируя опрокинутого Татищева.

*– Что это за идеи? Абсолютно «попсовые» (он не боялся так сказать!).

По ним защищают диссертации китайские аспиранты, прибывшие к нам на практику… Только для этого они и годятся.

(Идеи, не аспиранты,*– хотел будто бы между делом пояснить он, вызвав ухмылки начальников отделов, которые хорошо знали – каков уровень китайцев).

Здесь Кирилл сделал бы передышку; генеральный смотрел бы на него бессмысленно-голубыми глазами, Чпония – шептался бы с соседками, а Татищев выпрямился бы в аристократичном презрении.



Ничего же не было святого – в тотальной иронии и стёбе, вообще присущем КВНщикам.

Когда украинская ракета сбила российский «Ту-154» над Чёрным морем, они даже рискнули выйти на сцену с каким-то диалогом («А разве у Украины есть ракеты?» – «Да.

Три.

Теперь две») – не рискнули даже, просто не сообразили – а что тут такого… Был некоторый скандал, конечно.

По крайней мере, жюри покривилось и снизило баллы…


Спускался вечер.

Несмотря на то, что темнело сейчас поздно,*– начинала разливаться какая-то хмарь, подобие тумана скопилось в низинах, и многие встречные уже включили подфарники: галогеновые лампы в иномарках висели едва ли не на самой нижней кромке, а потому их свет бежал по асфальту, как по воде.

Одна из самых сложных развязок.

И сплетения дорог, эстакады – будто некто хлестнул трассой, как кнутом.



Во всяком случае, Лёша, заматеревший после университета в какой-то гоп-среде (теперь «Лёха» шло ему куда больше), притащил в жизнь Кирилла лубочно «мужицкие» радости, которые… От которых прежде тот плевался, да и сейчас принимал не очень.

Поход в «сауну» можно было считать первым «пробным шаром»; к*предложениям же выпить водки Кирилл и вовсе относился с содроганием (буквально: его сотрясал приступ внутренней дрожи, откуда-то от пищевода к плечам, на секунду начинавшим вести себя вполне по-цыгански).



Лёха щёлкал пультом, и вдумчиво остановился на ночном эфире РенТВ, где в якобы интригующей, а на деле – дешёвой – туманности вертелись голые тела: актёры старательно балансировали на грани порнографии; плескались груди в автозагаре; там, где участвовало белое кружевное бельё, пересвечивался кадр.

Запиралось на ключ метро.

Редел поток раскалённого МКАДа.

Бежала жизнь, бежала жизнь.


Подробнее, скачать »